Skip to content

Склиф пересадка почки


Трансплантация почки - RusTransplant

Уважаемый пациент!

Ввиду сложившейся напряженной эпидемиологической обстановки, с целью ограничения непосредственных контактов, для поддержания предписанного режима самоизоляции при отсутствии жизненных показаний, с 24 марта временно ограничен очный прием амбулаторных больных в лист ожидания трансплантации почки НИИ СП им. Н.В. Склифосовского.

В этих условиях, в целях нашей с Вами общей безопасности, во избежание задержек с постановкой в лист ожидания, для экономии Вашего времени и сохранения Вашего здоровья, мы развиваем телемедицинские технологии и проводим дистанционные консультации врача-трансплантолога.

Для этого Вам необходимо отсканировать (сфотографировать) все требуемые документы и результаты обследования, после чего направить их по электронной почте на адрес: [email protected]  с указанием темы: «Документы на первичный прием трансплантолога».

После получения Ваших документов ответственный врач ознакомится с результатами обследования и ответным письмом назначит дату и время телемедицинской консультации через приложение Скайп (Skype).

В указанное время Вам нужно будет позвонить на Skype-адрес: [email protected]

О возобновлении личного приема Вам будет сообщено дополнительно.

Спасибо за Ваше понимание и поддержку!

В институте имени Склифосовского провели 1,5 тысячи операций по трансплантации почки

В НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского Департамента здравоохранения Москвы провели полуторатысячную пересадку почки. Первую подобную операцию в институте выполнили в 2007 году, через 10 лет – в 2017 – специалисты трансплантировали тысячную почку.

- Склиф занимает ведущее место в России по количеству трансплантации почки в год. Всего в мире ежегодно осуществляется около 70 тысяч пересадок почки, - отметил Сергей Петриков, директор НИИ скорой помощи им. Склифосовского.

Полуторатысячному пациенту 48 лет. В Склиф он попал с диагнозом хроническая почечная недостаточность в исходе подагрической нефропатии. С сентября 2018 года мужчина получал заместительную почечную терапию и ждал операцию.

8 октября операцию пациенту провел президент Института им. Н.В. Склифосовского, Академик РАН, Анзор Шалвович Хубутия. Именно он выполнил первые в институте операции по пересадке почки, сердца, лёгких и участвовал в первой в России операции по трансплантации сердца. 1500-ая пересадка почки в НИИ СП им. Н.В. Склифосовского прошла успешно. В положенные сроки пациент пришёл в себя и начал восстанавливаться.

В институте имени Склифосовского также проводят трансплантацию печени, легких, сердца, а также уникальную сочетанную трансплантацию почки и поджелудочной железы. Лечение спасает пациентов с терминальной стадией диабетической нефропатии, поскольку заболевание в запущенной форме поражает оба органа. Пересадку выполняют в том числе и по методикам, разработанным специалистами института.

В Склифе также провели первую в России операцию по имплантации искусственного желудочка сердца нового поколения пациенту с тяжелой формой застойной сердечной недостаточности, развившейся в результате дилатационной кардиомиопатии. Устройство разработано московскими учеными совместно со специалистами Склифа.

«В Москве должно быть хотя бы 2 отделения трансплантации почки» — Медицинский портал «МЕД-инфо»

1 июня 2014 года Московский центр трансплантации почки при ГКБ № 7 решено ликвидировать. Чиновники решили, что часть его функций возьмет на себя отделение трансплантации, созданное при НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского. Именно туда передали больных, стоявших в листе ожидания при «семерке». Однако по этому поводу мнения пациентов и чиновников разошлись. Председатель межрегиональной общественной организации нефрологических пациентов «НЕФРО-ЛИГА» Людмила Кондрашова настаивает: необходимо сохранить уникальный опыт «семерки». Ведь это одно из немногих мест, где полностью отлажен процесс лечения и наблюдения больного от момента возникновения хронической почечной недостаточности до трансплантации и ее отдаленных последствий.

— Людмила Михайловна, скажите откровенно, почему вы так защищаете Центр трансплантации почки в ГКБ № 7? По словам чиновников, в НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского и оборудование более современное, и операций по пересадке почки они в 2013 году сделали 91, а в «семерке» всего 47. Говорят, что Склиф мог бы сделать и все 300, его ресурсы это позволяют...
— Вот только где эти 300 почек взять? Донорских органов больше не становится. А с принятием нового закона о трансплантации, усложняющего процедуру волеизъявления донора, их, возможно, станет меньше. Врачи «семерки» сделали столько пересадок, сколько почек получили. Если бы их было 100, трансплантировали бы и 100. И если уж тема подается так, что это отделение лишнее и в Москве хватит одного Склифа, тогда возникает закономерный вопрос. Отделение трансплантации в «семерке» существует с 1995 года. А в НИИ Склифосовского с 2007. Так, может, если одно отделение лишнее, не надо было второе в Склифе открывать? Государственных средств туда ушло немало, ведь сделать отделение трансплантации с нуля очень затратно. Но, кстати, и в «семерке» современное оборудование, и там совсем недавно сделали ремонт. Если отделение закроется, там хоть сейчас можно создавать коммерческий центр.

Отделение трансплантации в ГКБ № 7 существует с 1995 года. А в НИИ им. Н. В. Склифосовского с 2007 года. 

— Почему пациенты «семерки» выступили против перевода в центр трансплантации НИИ скорой помощи? Жалобу подписали 122 человека...
— Когда я встретилась с пациентами, они буквально умоляли: «Сделайте что-нибудь!» В листе ожидания на пересадку почки в НИИ им. Н. В. Склифосовского было 350 человек, в Центре трансплантации почки ГКБ № 7 оставалось 207 на момент передачи списка в Склиф. Теперь все пациенты будут находиться в единой очереди. И в ней будет больше 550 человек. Разумеется, это не банальная очередь. Ведь почка должна подойти по типированию. Существует система баллов, по ней пациента выбирает компьютер. Однако если в очереди 200 человек, твои шансы подойти к операции выше, чем если ты стоишь в одном огромном листе ожидания. Если людей в нем много, ждать приходится 4–5 лет.

«С принятием нового закона о трансплантации, усложняющего процедуру волеизъявления донора, донорских почек, возможно, станет меньше»

— Что происходит с пациентами, пока они ждут своей очереди?
— Раньше во время ожидания пациенты всегда могли обратиться в «семерку». Это одно из немногих мест, где полностью отлажен процесс лечения и наблюдения больного от момента возникновения хронической почечной недостаточности до трансплантации и ее отдаленных последствий. К примеру, там шьют для диализных пациентов до 600 сосудистых доступов в год. Сосудистый доступ жизненно необходим диализному пациенту, поскольку подключение к искусственной почке происходит через него. Берется кусочек артерии, на вене делается небольшой разрез, и артерия подшивается к вене. Мощный артериальный кровоток проходит по вене, она приобретает четкий контур, и врач видит, куда колоть. Создать такой доступ — это очень тонкая работа. Ведь если сосуды хрупкие (а так чаще всего и бывает), то хирург может шить фистулу до 12 часов.

В ГКБ № 7 диализным пациентам делают до 600 сосудистых доступов в год. 

— Обычно хирурги боятся делать какие бы то ни было операции диализным пациентам...
— Не буду далеко ходить за примерами. Я сама нахожусь на диализе. Сейчас для меня остро стоит вопрос о замене тазобедренного сустава. Но я пока не могу этого сделать. Прошлой осенью, например, меня в последний момент отказались взять на операцию анестезиологи. Не знали, как я отреагирую на наркоз. Врачи «семерки» не боятся оперировать диализных пациентов. Делают все виды хирургических вмешательств и тем, кто перенес трансплантацию почки. Такие операции проводят еще ГКБ № 52 и Боткинская больница. Но и та, и другая перегружены: они просто задыхаются от потока пациентов. Больные поступают к ним не только из Москвы. В большинстве регионов пациентам с трансплантированной почкой невозможно ни сдавать плановые анализы, ни обследоваться. Например, одна региональный лидер из нашей организации после трансплантации 2 года не показывалась врачу. У нее нет физической возможности к нему записаться — настолько большая очередь. Поэтому люди правдами и неправдами едут в Москву. Если сейчас отделение трансплантации почки в «семерке» закроют, нагрузка перераспределится по другим клиникам. Учитывая то, что там уже творится, это будет просто бесчеловечно.

«Врачи „семерки“ не боятся оперировать диализных пациентов. Делают все виды хирургических вмешательств и тем, кто перенес трансплантацию почки»

— Может, НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского возьмет на себя работу с этими больными?
— Я говорила об этом с заведующим отделением трансплантации почки и поджелудочной железы НИИ им. Н. В. Склифосовского. Он прямо сказал, что их врачи готовы проводить трансплантации гораздо большему количеству пациентов, но оперировать сопутствующие патологии — нет. По большому счету, это не их профиль, ведь Склиф — скоропомощная больница. Если они и готовы делать трансплантации, то возиться с остальным, начиная от возникновения хронической почечной недостаточности и до отдаленных последствий трансплантации, они, конечно, не будут. Кстати, не надо забывать, что для того, чтобы проводить хирургические вмешательства диализным пациентам, нужен полноценный диализный центр. Это еще одна головная боль: трансплантологи не занимаются плановым диализом. У них обычно есть несколько искусственных почек в реанимации, еще несколько таких же аппаратов для послеоперационных проблем, и все. Но обзавестись полноценным диализным центром баснословно дорого.

— Больного надо еще подготовить к трансплантации...
— Я говорила со многими пациентами «семерки» — они рассказывают: «Вы знаете, я была такая тяжелая, у меня была язва двенадцатиперстной кишки, кровотечение, меня прооперировали, подготовили, и после этого провели трансплантацию почки». Там людей целенаправленно лечат, готовят к тому, чтобы они хорошо перенесли пересадку и изменили свою жизнь к лучшему. В трансплантологии важна преемственность: сделал тебе врач пересадку, ты у него наблюдаешься, он тебя знает. С каждым пациентом нужно работать индивидуально. Сможет ли Склиф обеспечить такую преемственность? Конечно, это хорошо оборудованная больница с большими возможностями. Пусть работает. Но зачем при этом закрывать центр трансплантологии с отличной репутацией, который обслуживал москвичей? Сейчас Минздрав собирается развивать трансплантологию на региональном уровне. Разве в Москве наблюдается избыток таких центров? Разве у нас появился излишек трансплантологов высочайшей квалификации? Например, в Барселоне на 2 миллиона жителей 6 центров трансплантологии — 4 взрослых и 2 детских. Пусть и у нас будет хотя бы два отделения.

«Конечно, Склиф — это хорошо оборудованная больница с большими возможностями. Но зачем при этом закрывать центр трансплантологии с отличной репутацией, который обслуживал москвичей?»

— У пациентов будет выбор?
— Захотят — пусть оперируются в Склифосовского, захотят — в «семерке»... Конкуренция только пойдет на пользу делу. Недавно я посещала диализные центры в Турции. Вроде бы эта страна не так далеко ушла от нас по развитию здравоохранения, но там пациенты могут выбирать. Они легко могут поменять учреждение, где им проводят диализ, и устроиться туда, где удобнее. А у нас в одном из регионов недавно умер больной, потому что его направили в диализный центр, до которого он физически не мог добраться. Так может, не стоит ставить пациентов в ситуацию, когда у них нет выхода?

В Барселоне на 2 миллиона жителей центров трансплантологии 6 — 4 взрослых и 2 детских. 

— Что будете делать, чтобы этого не произошло?
— Мы провели пресс-конференцию, обратились в Национальную медицинскую палату, в администрацию президента. Недавно я получила ответ: Минздраву поручено разобраться в ситуации и доложить о том, что происходит. Будем работать, чтобы донести до них позицию пациентов.

Фотографии из личного архива Людмилы Кондрашовой

Склиф: выполнена тысячная трансплантация почки

СПРАВКА "МК"

Сегодня в листе ожидания стоят сотни больных москвичей (ждут пересадки сердца, почек, печени, легких). К примеру, трансплантации почки ждут порядка 450 москвичей. Более 100 горожан ожидают трансплантацию печени. Очень много больных стоят в очереди на пересадку сердца и легких. И многие, увы, не дождутся. Донорских органов (от живых) практически нет, и от погибших (так называемых трупных органов) тоже мало, так как в России пока нет единого реестра по забору органов.

Но лед тронулся...

«Донорских органов не хватает»

— Все начиналось с того, что, увеличивая обороты неотложной хирургии и неотложных операций, мы параллельно развивали трансплантацию органов, — рассказал Анзор Хубутия. — Сегодня мы являемся практически единственным центром в России, где пересаживаются все трансплантируемые в стране органы. Вот уже состоялась тысячная трансплантация почки. Эта цифра интересна тем, что в 2007 году я впервые выполнил здесь двойную пересадку больному: печени вместе с почкой. После делал пересадки почки с поджелудочной железой, потом печень, сердце, легкие и даже кишечник. В институте сделано уже более 450 пересадок печени, десятки пересадок легких, сердца. Но без финансовой поддержки города мы бы не смогли выполнять такое количество пересадок органов. Увы, страховые расценки очень незначительные — они не покрывают всех расходов на проведение сложных пересадок.

Очень важно также иметь условия для этого. Сейчас во всем мире взят курс на сокращение таких центров и повышение их эффективности. Таких центров должно быть не много, но они должны выполнять пересадку любого органа. Ведь чем больше хирург оперирует, тем успешнее результаты.

— Но в других странах таких центров намного больше, чем в России?

— Больше, но процессы по их сокращению уже идут. К примеру, в Германии было 50 центров трансплантологии, теперь 30 хотят сократить. Для таких операций очень важны и хороший уровень специалистов, и техническая оснащенность. Только в этом случае будут достойные результаты. Кстати, наши результаты по пересадке почки, поджелудочной железы, сердца, печени и легких соответствуют мировым показателям. Мы оперируем в основном москвичей. Но готовы принимать и из других регионов при наличии финансовых возможностей, а главное — доноров органов.

— Насколько остро стоит проблема доноров органов в нашей стране? О чем говорят листы ожидания в Склифе?

— Проблема органного донорства остро стоит везде в мире, в России в том числе. Наши врачи готовы выполнить операции всем москвичам, которые нуждаются в пересадке органов. Но не хватает донорских органов.

Юрик Саркисян. Фото: Александра Зиновьева

Счастливый случай

— И кто тот тысячный счастливчик, кому на днях в вашем институте пересадили почку?

— Это москвич Юрик Саркисян, ему 24 года, поступил с так называемой периодической болезнью, — рассказал Анзор Шалвович. — Это нарушение белкового обмена — амилоидоз почек, — сложная и опасная патология, при которой в тканях почек нарушается белково-углеводный обмен. Боль возникает внезапно и через сутки может также внезапно исчезнуть. Но болезнь останется. Следствием может быть состояние, когда почки перестают выделять мочу и начинается интоксикация. Жидкость скапливается в плевральной полости. Почки перестают функционировать, наступает так называемая почечная недостаточность.

Все это произошло и с этим молодым человеком, когда он еще учился в Ростове. Больного перевели в Москву на диализ, на котором он находился год. А к нам он попал, когда появилась донорская почка, соответствующая по группе крови и по белковому составу почке пациента. Неделю назад этому молодому человеку мы сделали пересадку почки. Операция прошла успешно. Чувствует он себя нормально.

— Какой ваш личный вклад в трансплантологию, проводимую в Склифе, и в эту тысячу пересадок почек? Вы же более 30 лет занимаетесь трансплантацией...

— Я никогда их не считал. Но все сложные пересадки органов в этом институте начинал первым. Так и по сей день.

— У вас есть последователи, кто сможет вас заменить в случае необходимости?

— Да, уже выросли ученики, которые могут сами выполнять пересадки и делать это хорошо. Работают три самостоятельные бригады по пересадке почки, три по пересадке сердца, две бригады по пересадке печени и две по пересадке легких.

«У умерших органы забираются «по умолчанию»

— Анзор Шалвович, можете назвать основные преграды на пути трансплантологии в России? Что, например, с проектом закона о донорстве органов в нашей стране? Все ли вас устраивает в существующем законе?

— Закон по донорству органов в России есть, и он суров. Я тоже считаю, что лучше лишний раз перестраховаться, чем спешить. Но если мозг разрушен и прекращено кровообращение в головном мозге, то человека как личности уже нет. Он мертв. Новый проект по донорству обсуждается.

— Как вы считаете, какая формулировка в нем должна остаться: понятие «презумпция согласия» (по умолчанию), как сейчас, или «испрошенное согласие» (завещание умершего человека при согласии родственников на использование его органов после смерти)?

— Я сторонник «презумпция согласия». Объясню почему. Наш народ пока психологически не готов к «испрошенному согласию» — к завещанию своих органов на использование их в донорстве после смерти. В Америке и Германии, например, к этому шли много лет (пресса, телевидение готовили население к такому шагу). И теперь люди получают некий документ о том, что в случае смерти они согласны быть донорами органов. И по сей день у них это считается почетным. У нас же пресса, телевидение, наоборот, чаще выступают с негативной информацией о «нарушениях» и «злоупотреблениях» при пересадке органов. Хотя не было ни одного судебного процесса по донорству органов, где бы обвинили врачей в том, что они незаконно у кого-то что-то изъяли.

Сейчас у умерших людей органы забираются «по умолчанию»: если родственники не заявили, что они против их изъятия. И смерть мозга подтверждается независимыми экспертами, заключение делают разные специалисты — неврологи, ревматологи, судебные эксперты и др. Они очень тщательно следят за тем, чтобы диагноз смерти мозга был поставлен с установленными критериями.

В новом проекте закона предусмотрено и абсолютно новое направление — детское донорство. В России пока его нет в принципе, хотя очень много детей умирает, так и не дождавшись пересадки органов.

— Вопрос не очень этичный: много ли больных, так и не дождавшись пересадки органов, умирает?

— Да, много. Особенно те, кому требуется пересадка легких (примерно 25% этих пациентов так и не дожидаются своей очереди). Это очень тяжелые больные. И пересадки почки люди ждут примерно 2 года (в Европе 5 лет). Но с почками проблем меньше: люди могут жить 10 и 15 лет, находясь на диализе. Хотя это и доставляет дискомфорт, но человек все же живет. С сердцем, как это ни покажется странным, меньше проблем. Счастливчиков, кому пересаживается донорское сердце, больше. Тем более что сегодня есть возможность поставить аппарат, временно замещающий левый желудочек сердца. Он изготавливается из титана и весит всего 180 граммов. Со временем таким людям пересаживаем донорское сердце.

Фото: архив mk.ru

Нужен единый реестр по забору органов

— Что можно сказать о едином реестре донорских органов в России? О его создании говорят уже много лет. Он есть, готовится или его нет?

— Такого реестра пока нет, но он должен быть, его надо создавать. И этим должно озаботиться Министерство здравоохранения России. Именно реестр позволит увеличить количество доноров, быстрее находить нужного. На сегодняшний день о многих погибающих в экстремальных ситуациях людях мы просто не знаем. И, естественно, их органы никто не забирает, даже если человек был не против, чтобы после его смерти у него изъяли органы для пересадки другим людям. Разговор о реестре мы начинали еще с известнейшим трансплантологом Валерием Ивановичем Шумаковым. Причем уже начали было создавать его, но потом все приостановилось.

— Почему Испания считается самой продвинутой в области донорства органов? Что там делается такого, чего нет, но должно быть в России?

— Во-первых, там идет пропаганда донорства органов на уровне государства и церкви. У них считается почетным быть донором. Испанцы, итальянцы в основном люди верующие. Они семьями по воскресеньям ходят в храм. И у входа в храм там написано примерно следующее: не берите свои органы на небо, они понадобятся здесь, на земле. Я считаю, что и наше государство должно повернуться лицом к этой очень важной проблеме. Задача колоссальная. Но десяток лет идут лишь разговоры об этом. Дело в том, что в России каждый почему-то думает, что ему никогда не понадобятся донорские органы.

— Однажды в интервью «МК» вы сказали: «Назрела необходимость создания условий для вовлечения всех многопрофильных больниц в работу по донорству органов». Что это значит?

— Это значит, что все реанимационные отделения, которые есть в крупных многопрофильных клиниках, должны сообщать о том, что у них имеется потенциальный донор. В той же Испании эту информацию сообщают в единый центр по забору органов. В нашем городе так поступают лишь в нескольких центрах (по распоряжению Департамента здравоохранения Москвы).

— Что сегодня нельзя пересадить из человеческих органов?

— Мозг. Помните, была шумиха: один российский инвалид хотел пересадить себе голову, и в Италии объявился хирург, который пообещал это сделать. Уже тогда было понятно — это авантюра чистой воды. Сегодня об этом уже забыли. Но и сам больной, и итальянский хирург, хотя и не пересадили голову, остались при деньгах. Финансы на такую уникальную операцию собирали по всему миру.

— Перспективы, хотя бы отдаленной, с пересадкой мозга нет?

— Перспектива есть. Я думаю, когда-нибудь это случится в связи с развитием клеточных технологий. С их помощью, возможно, когда-то кому-то и удастся соединить клетки головного мозга со спинным мозгом.

— Как не довести себя до пересадки органов?

— Надо беречь свое здоровье, больше заниматься спортом и быть счастливыми.

…Кстати, впервые в Склифе прошел День открытых дверей для врачей, поступающих в ординатуру. Собравшиеся побывали во всех клинических отделениях института, познакомились с ведущими специалистами, руководителями направлений, с уникальными методиками. Что называется, смогли увидеть Склиф изнутри. И, возможно, кто-то уже сделал для себя важный выбор того направления медицины, с которым после окончания ординатуры свяжет свое профессиональное будущее. Приветствуя собравшихся, Анзор Хубутия сказал: «Врач выбирает профессию один раз и на всю жизнь. Возможно, кто-то из вас выберет и трансплантологию».

Ординатура — последняя ступень на пути к самостоятельной практической работе врача и является обязательным этапом постдипломного образования. Ежегодно Склиф выпускает более 150 ординаторов различного профиля. Лучшие получают здесь работу.

В НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского провели полуторатысячную операцию по пересадке почки

В НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского провели полуторатысячную операцию по пересадке почки. Первую такую операцию в институте выполнили в 2007 году, а через 10 лет, в 2017-м, врачи трансплантировали тысячную почку.

«Склиф занимает ведущее место в России по количеству трансплантации почки в год. Всего в мире ежегодно осуществляется около 70 тысяч пересадок почки», — отметил директор НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского Сергей Петриков.

Пациенту 48 лет, он попал в медицинское учреждение с хронической почечной недостаточностью в исходе подагрической нефропатии. Мужчина с сентября 2018 года получал заместительную терапию и ждал операцию. 8 октября 2019-го ее провел президент НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского Анзор Хубутия. Именно он выполнил первые в институте операции по пересадке почки, сердца, легких и участвовал в первой в России операции по трансплантации сердца.

Полуторатысячная трансплантация почки прошла успешно. Пациент пришел в себя в положенные сроки и начал восстанавливаться.

В НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского провели двухтысячную операцию с помощью гамма-ножаОколо шести тысяч пациентов с инсультами получили помощь в Склифе за пять лет

В НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского проводят пересадку печени, тонкой кишки, легких и сердца, а также уникальную сочетанную трансплантацию почки и поджелудочной железы. Операции спасают пациентов с терминальной стадией диабетической нефропатии — заболевание в запущенной форме поражает оба органа. Трансплантацию выполняют в том числе по методикам, разработанным специалистами института.

Первую в России операцию по имплантации искусственного желудочка сердца нового поколения также провели в НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовкого. У пациента была тяжелая форма застойной сердечной недостаточности, которая развилась в результате дилатационной кардиомиопатии. Имплантируемая система разработана московскими учеными совместно со специалистами Склифа.

В НИИ имени Склифосовского провели 1000-ю трансплантацию почки — Российская газета

В Склифе был обычный день. Никаких ЧП. Как сказал руководитель Склифа академик Анзор Хубутия, шла рутинная работа всех подразделений. Сам Анзор Шалвович выглядел чуть усталым: просто ночью сообщили, что есть подходящее для пересадки донорское сердце. И он вместе с бригадой специалистов в четыре утра приступил к операции. Когда в час дня я приехала в Склиф, прооперированная 60-летняя москвичка чувствовала себя нормально: чужое сердце билось как свое.

А приехала я в этот день в Склиф по другому поводу: прошло десять дней после того, как заведующий отделением трансплантации почки и поджелудочной железы Алексей Пинчук провел тысячную в Склифе операцию по пересадке почки. Пересадили почку 26-летнему Юрику Саркисяну.

Согласитесь, тысяча - цифра внушительная. Хотя сам Юрик о ней узнал от меня. Последние пару лет ему было не до цифр: начались серьезные сбои в работе сердца, в легких обнаружили жидкость. И был поставлен диагноз: "периодическая болезнь". Вот такое непривычное название. Ее нередко еще называют армянской. Это генетическое заболевание, которому подвержены жители Средиземноморья. Иногда проходит с возрастом, но чаще приводит к тяжелейшим нарушениям здоровья. В Армении, некоторых других странах изучением этого недуга занимаются специальные институты. У Юрика болезнь полностью разрушила деятельность почек. Ради спасения сына семья из Ростова-на-Дону вынуждена была переехать в Москву. Два с половиной года Юрика поддерживали сеансы гемодиализа в 52-й московской больнице. В Склифе его включили в "лист ожидания". С каждым днем Юрику становилось хуже. Наступил момент, когда из обычного "листа ожидания" его перевели в ургентный (срочный).

И вот первого апреля в 11 вечера Алексею Пинчуку позвонила Марина Минина, возглавляющая координационный центр органного донорства. Она сообщила, что есть подходящий орган. Пинчук немедленно известил об этом свою команду. И уже в 12 часов, то есть в ночь с первого на второе апреля, началась трансплантация - Юрику пересадили почку. И только представьте: через десять дней после этого не я отправилась в отделение клиники для знакомства с Юриком. А он сам пришел из другого корпуса в кабинет Анзора Шалвовича. Да, пока еще в маске. Хотя она уже необязательна.

- Операция прошла в штатном режиме, - комментирует Алексей Валерьевич. - Пересаженная почка сразу начала функционировать. Сколько Юрик еще пробудет в клинике? Думаю, через неделю уйдет домой. Он - обычный пациент. Просто оказался тысячным.

А то, что оперировали ночью, - тоже дело привычное: нередко именно в это время суток появляются необходимые для трансплантации органы.

Справка "РГ"

В Склифе 3 бригады пересадки почек, 2 бригады пересадки печени, 2 бригады пересадки сердца, 2 бригады пересадки легких. Бригады для пересадки кишечника пока нет. Но хирурги Склифа успешно провели уже три такие пересадки.

Молодая женщина получает новую жизнь с пересадкой почки - RTD

Екатерина уже 2,5 года находится в очереди на донорство почки. С 15 лет состояние ее почек постоянно ухудшается. Последние шесть лет она находится на диализе, что вызвало новые проблемы со здоровьем. Наконец-то пришло время для операции. Однако у ее донора почки была аномалия почечной артерии, которая может вызвать осложнения во время и после операции.

К счастью, Екатерина находится в руках одних из самых опытных российских хирургов из знаменитого института Склифосовского.Она с большим оптимизмом смотрит на свою долгожданную операцию и с нетерпением ждет восстановления здоровья. Ее цель - быть достаточно здоровой, чтобы создать собственную семью.

Склиф, новая серия на РТД, позволяет заглянуть внутрь знаменитого Института Склифосовского. Это знает каждый москвич, и многие россияне тоже. С лучшим оборудованием и медицинскими специалистами в стране, он представляет собой вершину экстренной медицины. Отделение неотложной интенсивной терапии является самым загруженным отделением клиники, где врачи и медсестры заботятся о тех, чья жизнь висит на волоске.Смотрите фильм на русском языке.

.

Пересадка почки: процедура, риски и осложнения

Что такое трансплантация почки?

Пересадка почки - это хирургическая процедура, выполняемая для лечения почечной недостаточности. Почки фильтруют отходы из крови и выводят их из организма с мочой. Они также помогают поддерживать баланс жидкости и электролитов в организме. Если ваши почки перестают работать, в вашем теле накапливаются шлаки, и вы можете сильно заболеть.

Людям, у которых отказали почки, обычно проводят лечение, называемое диализом.Эта обработка механически фильтрует отходы, которые накапливаются в кровотоке, когда почки перестают работать.

Некоторые люди с отказом почек могут иметь право на пересадку почки. В этой процедуре одна или обе почки заменяются донорскими почками от живого или умершего человека.

У диализа и трансплантации почек есть свои плюсы и минусы.

Диализ требует времени и трудозатрат. Диализ часто требует частых поездок в диализный центр для получения лечения.В диализном центре вашу кровь очищают с помощью диализного аппарата.

Если вы хотите пройти диализ у себя дома, вам нужно будет приобрести принадлежности для диализа и научиться ими пользоваться.

Пересадка почки может избавить вас от длительной зависимости от диализного аппарата и строгого графика, который к нему прилагается. Это может позволить вам вести более активный образ жизни. Однако пересадка почек подходит не всем. Сюда входят люди с активными инфекциями и люди с избыточным весом.

Во время трансплантации почки ваш хирург возьмет пожертвованную почку и поместит ее в ваше тело. Даже если вы родились с двумя почками, вы можете вести здоровый образ жизни только с одной функционирующей почкой. После трансплантации вам нужно будет принимать лекарства, подавляющие иммунитет, чтобы ваша иммунная система не атаковала новый орган.

Пересадка почки может быть вариантом, если ваши почки полностью перестали работать. Это состояние называется терминальной стадией почечной недостаточности (ТПН) или терминальной стадией почечной недостаточности (ТПН).Если вы дойдете до этого момента, ваш врач, скорее всего, порекомендует диализ.

Помимо диализа, врач скажет вам, считает ли вас подходящим кандидатом на пересадку почки.

Чтобы быть хорошим кандидатом на пересадку, вам необходимо быть достаточно здоровым, чтобы перенести серьезную операцию, и выдерживать строгий режим приема лекарств в течение всей жизни после операции. Вы также должны быть готовы и уметь следовать всем инструкциям врача и регулярно принимать лекарства.

Если у вас серьезное заболевание, пересадка почки может быть опасной или вряд ли будет успешной. К этим серьезным состояниям относятся:

Ваш врач может также порекомендовать вам отказаться от трансплантации, если вы:

  • курите
  • чрезмерно употребляете алкоголь
  • употребляете запрещенные наркотики

Если ваш врач считает вас хорошим кандидат на трансплантацию и вас интересует процедура, вам необходимо пройти обследование в центре трансплантологии.

Эта оценка обычно включает несколько посещений для оценки вашего физического, психологического и семейного состояния. Врачи центра проведут анализы крови и мочи. Они также проведут полный медицинский осмотр, чтобы убедиться, что вы достаточно здоровы для операции.

Психолог и социальный работник также встретятся с вами, чтобы убедиться, что вы понимаете сложный режим лечения и соблюдаете его. Социальный работник позаботится о том, чтобы вы могли позволить себе эту процедуру и что у вас была адекватная поддержка после выписки из больницы.

Если вам разрешена трансплантация, либо член семьи может пожертвовать почку, либо вы будете внесены в список ожидания в Сети по закупке и трансплантации органов (OPTN). Типичный срок ожидания умершего донорского органа составляет более пяти лет.

Доноры почки могут быть живыми или умершими.

Живые доноры

Поскольку организм может прекрасно функционировать только с одной здоровой почкой, член семьи с двумя здоровыми почками может пожертвовать одну из них вам.

Если кровь и ткани члена вашей семьи соответствуют вашей крови и тканям, вы можете запланировать плановую сдачу крови.

Получение почки от члена семьи - хороший вариант. Это снижает риск того, что ваш организм отторгнет почку, и позволяет вам обойти многолетний лист ожидания умершего донора.

Умершие доноры

Умершие доноры также называются донорами трупов. Это люди, которые умерли, как правило, в результате несчастного случая, а не болезни.Либо донор, либо его семья решили пожертвовать свои органы и ткани.

Ваш организм с большей вероятностью отторгнет почку от неродственного донора. Однако трупный орган - хорошая альтернатива, если у вас нет члена семьи или друга, который желает или может пожертвовать почку.

Во время обследования перед трансплантацией у вас будут анализы крови, чтобы определить вашу группу крови (A, B, AB или O) и ваш лейкоцитарный антиген человека (HLA). HLA - это группа антигенов, расположенных на поверхности лейкоцитов.Антигены отвечают за иммунный ответ вашего организма.

Если ваш тип HLA соответствует донорскому типу HLA, более вероятно, что ваш организм не отторгнет почку. У каждого человека шесть антигенов, по три от каждого биологического родителя. Чем больше у вас антигенов, совпадающих с антигенами донора, тем больше шансов на успешную трансплантацию.

Как только потенциальный донор будет идентифицирован, вам понадобится еще один тест, чтобы убедиться, что ваши антитела не атакуют донорский орган. Это делается путем смешивания небольшого количества вашей крови с донорской кровью.

Трансплантация не может быть выполнена, если в вашей крови вырабатываются антитела в ответ на кровь донора.

Если ваша кровь не показывает реакции антител, у вас есть так называемое «отрицательное перекрестное сопоставление». Это означает, что пересадка может продолжаться.

Ваш врач может запланировать трансплантацию заранее, если вы получаете почку от живого донора.

Однако, если вы ждете умершего донора, который очень похож на ваш тип ткани, вы должны быть готовы немедленно обратиться в больницу, когда донор будет идентифицирован.Многие больницы трансплантологии выдают своим людям пейджеры или сотовые телефоны, чтобы с ними можно было быстро связаться.

По прибытии в центр трансплантологии вам нужно будет сдать образец крови для анализа на антитела. Вы будете допущены к операции, если результат окажется отрицательным.

Пересадка почки проводится под общим наркозом. Это включает в себя введение лекарства, которое усыпляет вас во время операции. Анестетик будет введен в ваше тело через внутривенную (IV) трубку в руке или руке.

Когда вы уснете, врач сделает разрез в брюшной полости и поместит внутрь донорскую почку. Затем они соединяют артерии и вены от почек с вашими артериями и венами. Это заставит кровь течь через новую почку.

Врач также прикрепит мочеточник новой почки к мочевому пузырю, чтобы вы могли нормально мочиться. Мочеточник - это трубка, соединяющая почку с мочевым пузырем.

Ваш врач оставит ваши исходные почки в вашем теле, если только они не вызывают проблем, таких как высокое кровяное давление или инфекция.

Вы проснетесь в палате восстановления. Персонал больницы будет следить за вашими жизненно важными показателями, пока не убедится, что вы бодрствуете и стабильны. Потом переведут в больничную палату.

Даже если вы чувствуете себя прекрасно после трансплантации (а многие люди так делают), вам, вероятно, придется оставаться в больнице на срок до недели после операции.

Ваша новая почка может начать выводить отходы из организма немедленно, или может пройти до нескольких недель, прежде чем она начнет функционировать. Почки, пожертвованные членами семьи, обычно начинают работать быстрее, чем почки от неродственных или умерших доноров.

Во время первого заживления можно ожидать сильной боли и болезненных ощущений возле места разреза. Пока вы находитесь в больнице, врачи будут наблюдать за вами на предмет осложнений. Они также поставят вас на строгий график приема иммунодепрессантов, чтобы ваше тело не отторгало новую почку. Вам нужно будет принимать эти препараты каждый день, чтобы ваш организм не отвергал донорскую почку.

Перед тем, как вы выпишетесь из больницы, ваша бригада трансплантологов даст вам конкретные инструкции о том, как и когда принимать лекарства.Убедитесь, что вы понимаете эти инструкции, и задайте столько вопросов, сколько необходимо. Ваши врачи также составят график осмотров, которым вы будете следовать после операции.

После выписки вам нужно будет регулярно посещать вашу бригаду трансплантологов, чтобы они могли оценить, насколько хорошо функционирует ваша новая почка.

Вам необходимо будет принимать иммунодепрессанты в соответствии с указаниями. Ваш врач также назначит дополнительные лекарства, чтобы снизить риск заражения. Наконец, вам нужно будет следить за собой, чтобы увидеть предупреждающие признаки того, что ваш организм отторгает почку.К ним относятся боль, отек и симптомы гриппа.

Вам необходимо будет регулярно посещать врача в течение первых одного-двух месяцев после операции. Ваше выздоровление может занять около шести месяцев.

Пересадка почки - это серьезная операция. Следовательно, он несет в себе риск:

  • аллергической реакции на общую анестезию
  • кровотечения
  • тромбов
  • утечки из мочеточника
  • закупорки мочеточника
  • инфекции
  • отторжения донорской почки
  • отказ донорской почки
  • сердечный приступ
  • инсульт

Возможные риски

Самый серьезный риск трансплантата - это отторжение почки вашим организмом.Однако ваше тело редко отвергает донорскую почку.

По оценкам клиники Майо, 90 процентов реципиентов трансплантата, получивших почку от живого донора, живут не менее пяти лет после операции. Около 82 процентов тех, кто получил почку от умершего донора, живут в течение пяти лет после этого.

Если вы заметили необычную болезненность в месте разреза или изменение количества мочи, немедленно сообщите об этом своей бригаде трансплантологов. Если ваше тело отторгает новую почку, вы можете возобновить диализ и вернуться в список ожидания для другой почки после повторного обследования.

Иммунодепрессанты, которые вы должны принимать после операции, также могут вызывать некоторые неприятные побочные эффекты. К ним могут относиться:

  • прибавка в весе
  • истончение костей
  • усиление роста волос
  • прыщи
  • более высокий риск развития некоторых видов рака кожи и неходжкинской лимфомы

Поговорите со своим врачом о ваших рисках развития этой стороны последствия.

.

Готов ли этот пациент к повторной операции после неудачной трансплантации почки? - RTD

Сергею снова нужна трансплантация почки! У него опасное для жизни состояние, называемое хронической почечной недостаточностью. Он был в списке ожидания доноров органов, надеясь, что новая почка восстановит его здоровье. Однако когда ему наконец сделали операцию, все было напрасно: пришлось удалить почку. Теперь, спустя два года после этого испытания, Сергею нашли новую донорскую почку.

Однако после предыдущего опыта пациент опасается новой операции и изо всех сил пытается сохранять оптимизм.К счастью для него, на этот раз у него больше шансов, поскольку он попал в самую известную больницу России - Институт Склифосовского. Его хирурги-трансплантологи являются одними из лучших в стране, и они полны решимости заставить его работать на этот раз.

Склиф, новая серия на РТД, позволяет заглянуть внутрь знаменитого Института Склифосовского. Это знает каждый москвич, и многие россияне тоже. С лучшим оборудованием и медицинскими специалистами в стране, он представляет собой вершину экстренной медицины.Отделение неотложной интенсивной терапии является самым загруженным отделением клиники, где врачи и медсестры заботятся о тех, чья жизнь висит на волоске. Смотрите фильм на русском языке.

.

Редкая операция по пересадке двойных органов - RTD

Иван 56 лет - очень энергичный и занятой человек, которому некогда посещать врачей. Он даже никогда не был в больнице для проверки. Даже когда он серьезно заболел, жене потребовалось немало усилий, чтобы убедить его обратиться к врачу. К сожалению, состояние Ивана оказалось опасным для жизни: два его органа нуждались в замене. Это стало шоком для всей его семьи. Иван не был ни курильщиком, ни пьяницей. Однако его болезнь достигла стадии, когда единственным жизнеспособным лечением была трансплантация органов.

Однако его семья не отчаивалась и действовала быстро. Иван попал в знаменитую больницу Склифа. Его лучший шанс на эту редкую и сложную операцию по пересадке двойного органа - прямо здесь. Операция будет проведена в два этапа одним из лучших трансплантологов России доктором Анзором Хубутия и его командой.

Склиф, новая серия на РТД, позволяет заглянуть внутрь знаменитого Института Склифосовского. Это знает каждый москвич, и многие россияне тоже.С лучшим оборудованием и медицинскими специалистами в стране, он представляет собой вершину экстренной медицины. Отделение неотложной интенсивной терапии является самым загруженным отделением клиники, где врачи и медсестры заботятся о тех, чья жизнь висит на волоске.

Посмотреть фильм на русском языке.

.

трансплантат легкого больному муковисцидозом - РТД

Алексей родился с муковисцидозом. Эта болезнь поразила все его тело, но в основном легкие. Ему нужно использовать кислородную маску для дыхания. Это мешает ему вести нормальную и независимую жизнь, как его сверстники. В 26 лет ему приходится полагаться на помощь матери. Что еще хуже, его болезнь прогрессировала до такой степени, что ему нужна пересадка легкого, чтобы выжить.

Однако подходящий орган найти сложно, поэтому операцию уже однажды отменили.Сейчас Алексей с мамой надеются, что вторая попытка операции будет успешной. Это дало бы Алексею новую жизнь и помогло осуществить его мечту - прокатиться на новеньком байке.

Склиф, новая серия на РТД, позволяет заглянуть внутрь знаменитого Института Склифосовского. Это знает каждый москвич, и многие россияне тоже. С лучшим оборудованием и медицинскими специалистами в стране, он представляет собой вершину экстренной медицины. Отделение неотложной интенсивной терапии является самым загруженным отделением клиники, где врачи и медсестры заботятся о тех, чья жизнь висит на волоске.Смотрите фильм на русском языке.

.

Веселый день в детстве приводит к изнурительному состоянию на всю жизнь - RTD

В возрасте девяти лет Василий заболел, наслаждаясь ледяной горкой холодной русской зимой. Оказалось, что переохлаждение нанесло больше вреда его здоровью, чем предполагалось изначально. У Василия развился хронический пиелонефрит - заболевание почек, которое с годами обострилось.

Наконец, ему понадобился диализ. Его жизнь зависит от регулярных процедур, отнимающих у него много времени.Трансплантация почки стала неизбежной. Вопрос только в том, откладывать на потом или укусить пулю и пройти операцию.

Склиф, новая серия на РТД, позволяет заглянуть внутрь знаменитого Института Склифосовского. Это знает каждый москвич, и многие россияне тоже. С лучшим оборудованием и медицинскими специалистами в стране, он представляет собой вершину экстренной медицины. Отделение неотложной интенсивной терапии является самым загруженным отделением клиники, где врачи и медсестры заботятся о тех, чья жизнь висит на волоске.Смотрите фильм на русском языке.

.

Смотрите также